Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Об авторе в прессе

Интервью с поэтом Фейзудином Нагиевым корреспондента "Дагестанской правды"
Фейзудин Нагиев. Поэт, писатель. Автор нескольких книг стихов, рассказов и повестей. Член Союза Писателей России.
Ниже мы приводим выдержку из свободной беседы корреспондента Мирзы Айдукбекова с Фейзудином Нагиевым.


Фейзудин, я давно знаком с твоим творчеством, читал твои стихи в оригинале и в твоих собственных переводах. И я заметил, что тебе свойственно философски углубляться в тему, видеть и в малом какие-то большие проблемы. Вообще, если не секрет, открой, пожалуйста, на сколько это возможно свою творческую лабораторию.

Ведь, что такое философия? Это любовь к размышлению. Мои стихи – это тоже своего рода мои размышления о жизни, о моем отношении к разным проявлениям, к разным сторонам жизни. По-моему, даже в чистой лирике тоже заключается философия – философия любви. Философия и как наука входит в сферу моих увлечений. Но это не значит, что я философствую в стихах. Размышления о жизни, о нашем сегодня, завтра, о трагической судьбе моего разделенного народа, о нашей истории, о нашей культуре – вот вся моя философия. Кстати я стихи не пишу, а перекладываю на бумагу то, что диктуется, внушается мне какими-то силами непонятной мне природы. В это время я отрешен от всего. А это бывает и на улице, и на транспорте, и дома.

Когда ты пришел в поэзию?

Вопрос странный. Я в поэзию не приходил. Сколько я себя помню, я всегда жил Поэзией и в Поэзии. С детства мое ухо привыкало к музыке, поэзии. Отец мой хороший поэт. От него я научился ясности мысли и конкретике образов. Везде, где бы я ни был, я покупал книги стихов известных и неизвестных мне авторов. Но был очень избирателен в чтении и не портил свой вкус потреблением низкосортного чтива.

Но судьи кто? Как же узнать, где хорошая поэзия, где плохая? Ведь Твардовский не любил Есенина, а Лев Толстой – Шекспира?

Плохой поэзии не бывает. Плохие стихи никакого отношения к поэзии не имеют. И второе, у каждого поэта свой читатель, и у каждого потребителя свои духовные потребности, своя духовная пища. Тут уж ничего не поделаешь. Один любит Пастернака, другой – Демьяна Бедного. Это сугубо личное дело каждого человека.
Но плохо тогда, когда эту низкосортную продукцию нам навязывают. Плохо, когда государство (существующая идеология) пропагандирует только лишь ту литературу, которая ему прислуживает.

Ну а как обстоят дела в лезгинской поэзии?

Чтобы анализировать нынешнее состояние национальной поэзии, нужна целая исследовательская и аналитическая работа. Эту работу, к сожалению, сегодня некому делать. Наши литературоведы по сей день видят в национальной литературе лишь небольшой список имен – одобренную СП РД обойму. И не всегда в эту обойму входят лучшие имена.
Лезгинская литература, вознесенная на высокий нравственный пьедестал Эмином, Абдулгамидом, Сулейманом, Алибеком и многими выдающимися именами, сейчас переживает не самые лучшие времена.
От Сулеймана, до наших дней на небосклоне лезгинской поэзии в разное время вспыхивали имена Алибека Фатахова, Алирзы Саидова, Ибрагима Гусейнова, Азиза Алема. К сожалению, мало слышим стихи очень оригинальной и талантливой лезгинской поэтессы Пакизат Гусейновой, одаренного поэта Агалара Исмаилова.
Каждый по-своему интересен из поэтов волны 80-х, так называемые «восьмидесятники»: Абдул Фатах, Бабахан, Арбен Кардаш, Зульфикар, Шахбала...

Конечно же, и Фейзудин Нагиев.


Да, спасибо. Без лишней скромности, к этим именам могу причислить и себя.

Я заметил, где бы ты ни выступал, на творческих вечерах, в школах или перед студентами, везде слушатели очень хорошо воспринимают твои стихи. И читаешь ты их как-то по-своему, со своеобразными интонациями.


Да, наш народ любит уместное слово. У нас любят и понимают стихи. Конечно, когда хороший слушатель, появляется и настроение читать. И я очень рад, когда мне удается находить контакт со слушателем.
Конечно же, каждое слово в стихе имеет свое место, свой смысл, свою окраску, я бы сказал, и свою температуру (холод или тепло). Слово – как живой организм. Поэтому, каждое слово, каждая строка нуждается в своеобразном произношении, в характерной интонации. Оттого и особенно больно, когда-то ли в газете, то ли в журнале не понравившееся слово редактор заменяет по-своему, совсем не заботясь о вышесказанном.

Давайте, вернемся к делам в лезгинской литературе.
Почему, вот после Сулеймана и до наших дней была какая-то пауза в лезгинской литературе?

По-моему, это было продиктовано несколькими причинами. Во-первых, с появлением всеобщей грамотности на русском языке, роль родных языков стала ослабляться. Кроме как на бытовом уровне, родные языки оказались не востребованы. Из года в год преподавание родных языков качественно ухудшается.
Другая не менее важная причина в том. Что в лезгинской литературе с 50-х – 60-х годов стала появляться так называемая групповщина.

А что это такое?


Это такое положение, когда некто, становясь редактором какой-либо газеты, журнала или издательства, тянет туда только своих. Пусть даже далеких от требуемой квалификации людей, но из своего села, своего района.
Таким образом, они образовывают тесный сплоченный круг из «своих», куда других стараются не пущать. Задачи национальной литературы у них сужаются до издания своих произведений (зачастую сомнительного качества) и дележа гонораров.
Ясное дело, когда человек. Обделенный талантом становится хозяином, он окружает себя подобными себе по уровню, теми, кто им льстит. Как правило, самые плохие редакторы получаются из неудачников в литературе, из обделенных богом талантом.

А как в наших журналах, например в «Самуре»?


И там все «нормально», как поется в песне «все хорошо, прекрасная маркиза». Литературным журналом «Самур» руководит ангажированный сатирик, чьи произведения на лезгинском еще далеки от совершенства (а на русском, как у нас заведено, постарались переводчики). Оба редактора журнала из одного села.

А как издаваемый тобой журнал «Лезгистан»? Что-то новых номеров не видно.


Журнал «Лезгистан» я выпускал на собственные средства. Но в 1996 году из-за финансовых затруднений, журнал выпустить не удалось. К сожалению. Из-за безответственного отношения некоторых товарищей, которым я очень доверял, до сих пор не возвращены ни деньги за реализацию журналов, ни сами журналы.

Неужели и такие люди есть? Это же прекрасный журнал, я с интересом читал все номера. Вместо того чтобы поддерживать такое прекрасное начинание…


К сожалению, не без того. Есть и такие люди, хотя с виду довольно порядочные.

А какие перспективы у журнала?


Я думаю, по возможности, буду выпускать хоть один номер в год. А может, появятся настоящие патриоты, которые смогли бы помочь журналу.

Ведь есть же различные фонды, благотворительные и прочие? И ваш фонд, культурный центр «Шарвили», кстати, один из первых фондов, если не самый первый?


Фонды есть. Но денег нет. Что касается культурного центра «Шарвили», так его содержание и деятельность также осуществляется за счет личных средств (гонорары, часть зарплаты и другие средства перечисляю на счет «Шарвили»). Мы провели фестиваль лезгинской песни, организовали поездку в лезгинские села в Турции, издаем журнал, проводим вечера и другие мероприятия.
Большинство из этих фондов, видимо, открыты не из благих побуждений, а лишь для того, чтобы удовлетворить амбиции и интересы лишь их учредителей. Видимо, настало время, расформировать все фонды и создать один фонд, например. Фонд национального развития. А то, как у нас получается? Человек, которому нужна помощь то ли в издании книги, то ли в проведении какого-либо мероприятия, обращается к тому или другому бизнесмену, в то или иное учреждение. Как правило, таких людей немало. Происходит какой-то стихийный процесс. Вот, чтобы не распылять средства, все финансы необходимо аккумулировать в одном фонде. Пусть все обращаются туда, а Правление фонда решает, кому и в чем помочь и что в данное время для народа важнее.
В то время, когда за счет спонсоров выходят некачественные книги, своей очереди ждет классика.

Видимо, не у всех душа болит, за общее дело. Видимо, каждый и свою выгоду ищет.


Я всегда привык судить о человеке по его делам. Можно кричать, можно бить в грудь, но от всего этого мало пользы, если все дело кончается только этим.

Вот твоя книга «В поисках Алпана» представлена к Госпремии. Что тебе лично дает эта премия?


Если сказать честно, то с самого начала знаю, что премии не всегда дают за качество произведения. Здесь играет роль другие моменты: на сколько тот или иной автор ангажирован и близок к властям, на сколько он «пробивной» и т.д. Ни одним из таких качеств я не обладаю. Поэтому не удивлюсь, если решение Комиссии будет не в мою пользу. Но то, что и моя фамилия находится в числе представленных к Госпремии, говорит о некоторой степени демократизации общества; а то или иное решение Комиссии по премиям только по ей известным критериям и станет барометром качественного изменения отношения властей к ложным или истинным ценностям.

Газета «Дагестанская правда» 1997 г.
Категория: Об авторе в прессе | Добавил: faiz (01.08.2011) | Автор: Фейзудин Нагиев E
Просмотров: 1570 | Теги: лезгин, поэт, газета, писатель, Фейзудин Нагиев, интервью, Дагестанская правда