Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Кавказская Албания. Возникновение государства. Границы. Этносы и этнические территории.
Кавказская Албания. Возникновение государства. Границы. Этносы и этнические территории.

Албания занимала территорию с севера на юг от крепости Чула до реки Арас; с запада на восток от Иверии, долины рек Алазани – Иори и крепости Хунаракерт (Hunarakar) до Каспийского моря. Уникальное географическое положение, обусловленное тем, что в районе города Дербента северо-восточные предгорья Кавказского хребта предельно близко подходят к Каспийскому морю, образуя узкий проход между Азией и Европой, способствовало высокому международному политическому статусу страны. С другой стороны этот важный геостратегический район служил ареной политических интересов многих государств и империй, что драматично отразилось на исторических судьбах алпанских народов.
Дискуссии об этносе и границах Кавказской Албании (Албании, Алпана) не затухают и сегодня. Эти споры всегда носили и носят политический характер. Так, армянские ученые относят южную границу к реке Кур, а азербайджанские ученые относят южную границу вдоль реки Арас . Автор VII-в. Моисей Дасхуранви в своей «Истории…» Албанию размещает на территории от реки Арас на юге и до города Чула (Дербент) на севере, куда распространялась юрисдикция албанского католикосата.
Хотя история Албании освещена в греческих, латинских, древнеармянских и древнеалбанских источниках, многие вопросы, касающиеся границ, населения, религии, ономастики остаются дискуссионными. Не занимаясь анализом литературы об Албании, остановимся на озвученных вопросах.
Возникновение Албанского государства
Моисей Дасхуранви вслед за Мовсесом Хоренским сообщает о создании государства Алуанк царем Валаршаком и возведении им на трон Арана из рода Сисака (в переводе парфянский царь Валаршак назван царем армянским, хотя Парфии в то время подчинялись вместе с Арменией, Албания и Иверия). Само название государства Албания говорит о том, что к моменту ее образования эту территорию уже населяли племена, поклонявшиеся богу огня Алпану .
Основываясь главным образом на археологическом и нумизматическом материале, И.А. Бабаев утверждает, что «Албанское государство возникло в конце IV- начале III в. до н.э.» . Армянские ученые склоняются к более поздней дате образования албанского государства . Видимо, этим преследуются политические цели по слишком прозрачной логике: поскольку Албания еще не сложилась как единое государство, то оно и не могло удерживать правобережье реки Кур.
По нашему мнению, рождение закавказских государств (Албании, Армении, Иверии) напрямую связано с распадом царства Урарту в VI в. до н.э. и включением его территорий в состав Мидии. Изучение и анализ ряда данных (этнические карты, лексический и фольклорный материалы и прочее) позволяют полагать, что после падения Урарту многие народы из Передней Азии могли мигрировать на север – от Закавказья до Северного Кавказа. Вероятно, именно в этот период под зависимостью Мидии происходило образование новых закавказских государств, в том числе Албании. Если Хоренский не путает хоронимы «Мидия» (VII – VI вв.до н.э.) и «Парфия» (сер.III в.до н.э.– 1-я четверть III в. н.э.), то приводимое им, а затем и Дасхуранви событие – образование Албании парфянским царем Валаршаком, видимо, произошло позже – в III в.до н.э. По всей вероятности, этому предшествовала длительная борьба за перераспределение земель и рождение новых государств, хотя и в разной степени зависимых от сюзерена.

Границы Кавказской Албании
На сегодняшний день вопрос о границах Албании вызывает самое большое число острых дискуссий и полярных точек зрения. Все попытки решения данной проблемы обосновывались на зачастую искаженные античные и другие слишком предвзятые, порой политизированные источники. Но при этом ономастический, фольклорный и языковой материал народов и племен, населявших территорию Албании от Чула (Дербента) до реки Арас и от долины рек Алазани – Иори и крепости Хунаракерт до Каспия, исследователями почти не привлекался. Складывается впечатление, что вопрос этот искусственно усложняется, ибо правильное его решение выявляет подлинного наследника албанской культуры – лезгинских народов, в чем, видимо, мало кто заинтересован (так как за лезгинами нет политической силы).
И надо сказать, бытующие на сегодня исторические концепции: дагестанская – «Весь Дагестан до реки Терек (или Сулак) в составе Албанского государственного образования», азербайджанская «Албания – это Азербайджан», армянская «Албания – это лишь левобережье реки Кур до Дербента», грузинская – «западные левобережье и правобережье реки Кур (Эрети, Кахети, Камбечан, Сакасена, Гардман, Гугарк) принадлежали Грузии» продиктованы политическими амбициями, подминающих науку под свои национально-государственные идеологические интересы.
Как мы знаем, армянская концепция возникла еще во времена церковных споров, как выразитель идеологии Армянской Церкви, а затем превратилась в государственную историческую доктрину, усилившуюся в советское время. В доказательство того, что армянская историография по своему усмотрению создавала нужные для себя идеологические концепции, а затем отказывалась от них, можно привести сообщение Фариды Мамедовой о якобы существовавшем договоре 387 г.: «… на совещании по проблеме исторической географии народов Кавказа (4-8 мая 1983 г., г. Москва) выяснилось, что такого договора нет, он лишен источниковедческой основы. Б.А.Арутюнян официально заявил, что такого договора не существует. Договор обязан своим существованием лишь ложной версии в армянской историографии. Он также заявил, что армянская наука отказывается от этой устаревшей концепции и приступает к созданию новой…» .
Что касается азербайджанской, грузинской и дагестанской концепций, то они родились в советское время с целью узаконивания перекроенных советской властью искусственных территорий для создания союзных и автономных республик. Идеологической задачей этих концепций является ассимиляция малочисленных коренных народов для дальнейшей их трансформации в созданный советской властью эфемерный единый народ. Созданные на заре советской власти на многонациональных территориях республики – союзные: «Азербайджан», «Грузия» и автономная: «Дагестан» – должны были в результате исторического этногенеза растворить малочисленные племена, группы, народности и переплавить их в советские государствообразующие народы. Так из нескольких десятков этносов – тюркских и иных отуреченных племен, персов и кавказских народов – родилась новая советская нация – азербайджанцы; несколько десятков иверских народов – сваны, хевсуры, пшавы, мингрелы и др., в т.ч. и албаны – кахи, лацы, эчеры, эры, шаки, камбечане, гардманы, гугары…растворились внутри грузинской нации; в результате культурной и языковой ассимиляции из почти ста племен и народностей, которые проживали в Дагестане, на сегодняшний день осталось несколько десятков.
Для придания научности ошибочному тезису о вхождении в состав Албании всего северного Дагестана вплоть до реки Терек в 1959 г. в Махачкале была созвана специальная научная сессия по археологии Дагестана с привлечением ученых из Москвы, Ленинграда, Тбилиси, Баку и других городов СССР. С докладом «Дагестан и Кавказская Албания» выступил Д.М. Атаев, который поставил вопрос о необходимости рассмотрения территории Дагестана в качестве одного из «очагов албанских племен» и заострил внимание на преувеличении роли сарматизации в истории Дагестана .
Г.А. Ломтатидзе в своем выступлении выделил албанскую тематику как стержневую и поддержал тезис Д.М. Атаева о вхождении значительной части Дагестана в состав Албании. Г.А. Ломтатидзе высказал о преувеличении роли ираноязычных кочевников в так называемой сарматизации культуры Дагестана. Он предложил назвать материальную культуру Дагестана, особенно в горной ее части I-х веков н.э. албанской, а не сарматской . В докладе З.И. Ямпольского «О связях Азербайджана и Кавказской Албании» обосновывалась мысль о генетическом родстве современного населения Азербайджана и Дагестана с древними албанскими племенами .
Советская власть, унаследовавшая от царской России идеологический принцип «Разделяй и властвуй!», не только воспрепятствовала нарушению прав наций и отдельной личности, но и всячески поощряла любые акции властей, вплоть до неприкрытого беззакония. Все действия были направлены на достижение сверхгосударственной задачи – растворение малочисленных наций в крупных, а затем образование из крупных наций «единой советской нации». Эти концепции живы и сегодня.

Северная граница Албании
Албания в IV в. до н.э. – I в. н.э. имела границы с севера с Сарматией, с юго-запада с Иверией (по верховьям Алазани), с востока Каспийским морем, с юга по реке Арас с Мидией (позже с Парфией и Ираном) . И в I – II вв.н.э. территория Албании простиралась на юге от реки Арас и до Чула (Дербента) на севере, от Хунаракерта на западе (на границе с Иверией – Грузией) до Каспийского моря на востоке .
По отношению к территории, северной и южной границам Албании в исторической литературе существуют такие мнения:
1. В состав Албании (с южной границей по реке Кур) входили Азербайджан и Дагестан, а северная граница проходила по Тереку, Аксаю или Сулаку (Б.А. Дорн, Н.Я. Марр, С.В. Юшков, А.А. Акопян, С.Т. Еремян, В.Г. Котович, Р.М. Магомедов, О.М. Давудов, Д.М. Атаев, М.С. Гаджиев, а В.Б. Виноградов и К.З. Чокаев – до Чечни).
2. Албания (позднее и Албанское марзпанство) – территория от прохода Чола/Чула (Дербента) до нижнего течения реки Арас (М. Дасхуранви. ИА, «Повесть о Вачагане»; Армянская литература с конца V в., М. Бархударян, В. Томашек, К.В. Тревер, А.А. Кудрявцев, Ф. Мамедова, И. Алиев и др.).
Не исключено, что временами политическое и культурное влияние Кавказской Албании простиралось далеко за стену Чула на север и северо-запад. Но для непрерывных свободных связей приморская равнина, попеременно занятая аланами, савирами, савроматами, сарматами, гуннами, хазарами и другими северными кочевниками, была мало пригодна. Поэтому связь Албании с народами Северного Дагестана большей частью осуществлялась по горным тропам и переходам. По Самурскому хребту Кавказских гор: через Алахундаг и хребет Кокма – на север, через хребет Чульты – на северо-запад. Кокма, отделяет огромный бассейн Сулака и его четырех Койсу от рек Восточного и Южного Дагестана.За северной стеной Дербента поселяли людей из числа пленных или провинившихся и преступивших общественные устои. Они обустраивали на местности свои поселения, возделывали поля и виноградники, продавая свои продукты на рынках города Дербента. Поселения из пленников служили также в качестве буферных зон: сигнальными кострами на курганах они предвещали о продвижениях неприятеля с севера.
О влиянии культуры Кавказской Албании на народы севернее Дербента свидетельствуют находки памятников албанского периода в северном Дагестане. Вероятно, вместе с распространением христианства среди северокавказских народов распространялась и албанская письменность (особенно это могло произойти в начале VI века в царствование Вачагана III Благочестивого).
Важным географическим ориентиром для определения северной границы Кавказской Албании и локализации ее племен считаются упоминаемые в исторической литературе Керавнские горы. Некоторые исследователи отождествляя эти горы с различными отрогами Северного Кавказа, строят свои гипотезы о северной границе Албании.
Академик Б. Дорн и ряд других исследователей (С. Юшков, В. Виноградов, В. Котович, К. Чокаев, А. Акопян, Л. Ельницкий, Р. Магомедов, Д. Атаев, О. Давудов, М. Гаджиев и др.), исходя из созвучия названий «Керавнский» – «Каранайский», «Соана» – «Сулак», отодвигают северную границу Албании далеко на север до андийского хребта и рек Сулак или Терек .
Уроженец Арцаха епископ Макар Бархударян в своем исследовании, основанном на армянских источниках, северную границу Албании проводит по Дербенту . В. Томашек, К.В. Тревер, К. Алиев при определении северной границы Албании справедливо отождествляет Керавнские горы с Самурским хребтом, а реку Соану с Самуром . О.М. Давудов, отвергая эту объективную точку зрения, полагает, что, начиная с III – II вв. до н.э., северная граница Албании доходила до Андийского хребта и реки Терек и что эти границы «оставались неизменными до Сасанидского строительства в Дербенте в V – VI вв. н.э. Верно определяет северную границу по верховьям Самурского хребта и А.А. Кудрявцев .
Но горы, которые в исторической литературе называются столь различными названиями (Керавнские, Керавнийские, Керуанские, Дзиравские…) и о дислокации которых ведется столько дискуссий, не что иное, как Самурский хребет большого Кавказа. Нижний подъем Самурского хребта лезгины называют «Сарфунйал» (т.е. «береги дыхание»), а верхние, северные отроги имеют название Къирав / Цирав: къирав – изморозь, иней, ледяная корка на растительности, деревьях; цирав (цур) – то же самое, только на твердой поверхности – земле, камнях… Местная тонкорунная порода овец также носит название «цирав».
Ряд армянских авторов V-VIII вв. и албанские авторы Моисей Дасхуранви (VII в.), Макар Бархударян (XIX в.) отмечают, что Албания I – VII вв. простиралась от Кавказских гор на севере до реки Арас на юге, от Иберии на западе и Каспийского моря на востоке. Вся территория Албании естественными границами была разделена на многочисленные районы. В административно-территориальном отношении она делилась на провинции (наханги) и области (гавары).
В.Ф. Минорский границы Албании определяет в пределах долины ниже Кура и Араса, между Каспийским морем и Иберией с охватом всего Каспийского побережья Дагестана . По А.П. Новосельцеву, Албания в период раннего средневековья включала территорию современного Азербайджана, земли Армении (соврем. Карабах. – Ф.Н.), Дагестана (от Дербента до р. Самур. – Ф.Н.) и Восточной Грузии (долина рек Иори и Алазань – Эрети, Кахети, Шакашена, Гардман, Гугарк. – Ф.Н.). По В.В. Бартольду, Албания занимает территорию Восточного Кавказа от Дербента до реки Арас .

Западная граница Албании
«Армянская география» VII в. («Ашхарацуйц») перечисляет западные районы Албании так: «Сначала по границе с Иверией гавар Ехни по реке Алуан (Алазани) и гавар Камбэчан по реке Кур…» . Камбэчан лежал на западном берегу реки Алазани, а область Ехни С.Т. Еремян располагает в районе современных городов Белоканы и Лагодехи. По Акопяну, в этом районе нужно локализовать третье княжество Албании по «Ашхарацуйцу» – Бел, а Ехни – западнее Бела, в районе современного города Кварели, где у Еремяна фигурируют восточноалбанские племена шилпы (чилбы) и глуары .
Итак, по «Ашхарацуйцу», западная граница Албании, граница с Иверией-Вирком, проходила, как и в античный период, по линии западнее реки Алазани. Это подтверждается сведениями Левонда, который причисляет к Албании те же западные княжества Бех и Хени (Бел и Ехни) и Камбехчан .
Старая грузинская историческая традиция претендовала на западную часть территории Албании (левобережье Кура) и объявляла ее исконно грузинской . Но уже по обновленной исторической традиции, грузинские ученые утверждают, что Грузии принадлежали как северо-западная левобережная территория Албании, так и юго-западная часть правобережья Кура. Д.Л. Мусхелишвили дает историко-географический очерк северо-западных албанских областей – Эрети и Камбечана и пытается доказать, что они уже в древности вошли в состав Иберии и претерпели многовековую иберизацию . По мнению Д.Л. Мусхелишвили, в V в. восточная граница Иберии (т.е. западная граница Албании) меняется. «Провинция Эрети (т.е. Ехни и Бех «Ашхарацуйца») становится военно-административной границей Иберии, управляемой эристави – наместником иберийского царя» . Согласно данным Моисея Дасхуранви, албанский царь Вачаган III «многих, принявших знамение христианства, наставлял, поучал в пути боговедения, и назначал в разные места епископов, иереев и наблюдателей. Эти же строгие приказания он возобновил в Камбечене», т.е. в период 488 – 506 гг. Камбисена находилась в составе Албании . Д.Л. Мусхелишвили основывается на «Картлис Цховреба», где говорится, что царь иберийский Вахтанг Горгасал «… посадил епископом одного в Хорнабудже» . Вахтанг Горгасал был современником Вачагана III, чье правление отмечается как период наивысшего могущества и культурно-политического подъема страны: «Вачаган правил всеми странами своего государства» . К тому же и «Армянская география VII в.», источник, синхронный с Дасхуранви, также указывает Камбисену в данное время в составе Албании. Но почему-то, принимая во внимание лишь данные «Картлис Цховреба» . Ф. Мамедова допускает возможность вхождения в V в. части Камбисены и Эрети (междуречья среднего течения Иори и Алазани) в состав Иберии .
По справедливому замечанию Ф. Мамедовой, Д.Л. Мусхелишвили предпринята попытка, хитроумными сплетениями обосновать мнение о том, что албанские земли на северо-западе левобережья Албании (области Камбисена и Шаки) и на юго-западе правобережной Албании (Гардман, Сакасена) исконно были грузинскими землями с древнейших времен до XIV в. включительно. В своей книге Д.Л. Мусхелишвили поэтапно включает в состав Иберии Гогарену и Эрети, расширив эти территории за счет Камбисены и Шаки. Правда, Ф.Мамедова, (как и З. Буниятов), следуя азербайджанской исторической традиции, неправомерно отождествляет хоронимы «Албания» и «Азербайджан», этнонимы «албаны» и «азербайджанцы», очевидно, считая эти понятия идентичными .
В IX в. на месте западных областей Албании образовалось царство Эрети-Кахети (Шакки арабских источников) и его правителей (Хамама, Артнерсе, Ишханика) армянские авторы называют «царями Албании», признавая их полноправными преемниками бывшего огромного государства Албания как с конфессиональной, так и генеалогической позиций. В 910 г. один из четырех сыновей албанского князя Григора-Хамама Атрнерсех II объявил себя царем Эрети-Камбечани. В середине Х в. здесь правил уже сын Атрнерсеха II Ишханик. По мнению Н.Я. Марра, после Ишханика «спустя сто лет… Эретия навсегда вошла в состав Грузии» . К XI в. албанские царства Шеки-Камбечани-Эретия на севере Албании были поглощены Кахетией (албанской провинцией, находившейся в этот период в составе Иверии).
В Х в. внуки Саака Севады Иоанн Синекерим и Филиппе стали царями возрожденной Албании. Его поддерживали царь персидский из рода Саларидов, правивших Адурбадеганом, и греческий магистр Давид. Давид послал ему «царский венец и великолепную порфиру в честь и в уважение Богом избранного мужа, который был помазан в цари десницею патриарха во славу Христа» . Синекерим правил до конца Х в., и этот период, когда Санария (Кахетия) была присоединена к Шаки, считается расцветом Шакинского царства.
Позднее с XII – XIII вв. на территории бывшего Албанского царства стали образовываться отдельные государства Ширваншахов, Саджидов, Саларидов, Шеддадидов, позже – и Атабеков.

Южная граница
Споры о южной границе Албании, основаны на стародавних претензиях Армении на правобережье реки Кур до реки Арас. И в армянской исторической науке по данному вопросу существуют разные мнения: 1) Орхистена и Отена исконно были армянскими, а лишь Пайтакаран вплоть до 338 г. был завоеван во II в. до н.э. армянским царем Арташесом I; 2) Арцах и Ути были завоеваны и присоединены к Армении в I в. до н.э. Тиграном II, а после договора 387 г. отошли к Албании . По К.В. Тревер, все правобережье Кура (Арцах, Ути, Пайтакран, Сакасена) были захвачены во II в. армянским царем Арташесом I и оставались в составе Армении до 387 г., а затем воссоединены с Албанией .
Положение о южной границе Албании, проходящей якобы по реке Кур, основывается главным образом на данных авторов античного времени (Страбона, Плутарха, Аппиана и др.) и армянских авторов V-VIII вв. (Ф. Бузанда, А. Ширакаци и др.). При этом данные албанского историка VII в. Моисея Дасхуранви игнорируются. В.В. Бартольд призывал относиться к сведениям античных авторов с большой осторожностью, ибо эти «оригиналы мы имеем в очень позднем виде, после того, как они подверглись обработке», и они часто представляют из себя «просто компиляцию без всякой критики сопоставляемых известий» . Предостережение В.В. Бартольда по поводу античных источников можно перенести и на сведения армянских авторов Фавстоса Бузанда и Анания Ширакаци. Армянской исторической традиции свойственно чрезмерное преувеличение своих завоеваний и побед. Поэтому добросовестному исследователю всегда нужно критически относиться к данным подобных источников, сравнивать и сопоставлять их с синхронной литературой и реалиями исследуемого времени.
Вот как Бузанд пишет о разгроме противников армянским полководцем Мушегом в 371 г. по окончании войны Персии с Арменией: «Я пошел войною также на страну албан и жестоко разгромил их. Отнял у них много гаваров, которые были ими захвачены – Ути, Шакашен, Гардманадзор, Колт и сопредельные им гавары. Реку Кур сделал границей между своей страной и Албанией, как было раньше…». «Потом Мушег пошел на иберийского царя… разгромил его, покорил всю иберийскую страну…» .
В 70-х гг. до н.э., кроме собственно армянских земель, в состав Армении Тиграна II входили Атропатена, Северная Месопотамия, Кордуена, Сирия, Адиабена, Финикия, Восточная Киликия. После поражения от Лукулла и Помпея, по условиям договора 66 г. до н.э. с Римом, Тигран II потерял все завоеванные земли. Помпей сохранил за ним «все унаследованное им царство, а приобретенные им самим земли отнял…». Из завоеванных Тиграном II земель за Арменией были оставлены лишь Северная Месопотамия и Кордуена . В 37 г. н.э., по соглашению между Римом и Парфией, от Армении к Парфии отошли Северная Месопотамия и Кордуена. Границы Армении 37 года официально были признаны и последующими договорами 298, 387 гг.
И Фавстос Бузанд, и Анания Ширакаци явно выдают желаемое за действительное. Историческая картина, воображенная Бузандом и Ширакаци, как верно отметила Н.Г. Гарсоян, отражает их собственные идеалы, видеть единую, объединенную Армению, противостоящую угрозе зороастрийской Персии . Такими же противоречивыми историческим реалиям данными грешит и «Армянская география VII в.» («Ашхарацуйц») Анания Ширакаци: «Исконная страна Албания та, которая между р. Курой и горой Кавказом». По мнению С.Т. Еремяна, Ширакаци имеет в виду территорию Албанского государства до 387 г.
Таким образом, согласно договорам 66 г. до н.э. и 298 г., Армения лишилась всех завоеванных стран, и за ней осталось лишь армянское нагорье. А во-вторых, ни Албания, ни Иберия никогда не входили в список завоеванных Арменией стран. Напротив, армянский престол временами занимали атропатенские, иберийские, алпанские царевичи (алб: арс «князь», «царевич», откуда и пошло название династии арсакидов /аршакидов; арсакь «царский род»). Отдельные оговорки, неточности и необоснованные претензии в древнеармянских источниках V-VII вв. (Агатангелос, Бузанд, «Ашхарацуйц») используются некоторыми историками для переноса южной границы Албании от реки Арас к реке Кур. Окончательно причислив алпанские области правобережья реки Кур к Армении, Агатангелос превращает зимнюю резиденцию алпанских царей – город Халхал (район, примыкающий к реке Кур с юга) в резиденцию армянских царей из рода Аршакуни в III в. Историк упоминает о княжествах Утик и Цавдэй, находящихся на правобережье Кура .
Сведения Фавстоса Бузанда и «Армянской географии VII в.» Анания Ширакаци опровергаются и данными синхронных источников – албанского автора Моисея Дасхуранви и армянского автора Моисея Хоренского, сообщающих, что южная граница Албании в I в. н.э. проходила по р. Аракс. «Некто из рода Сисакан, из потомков Йафета – Аран, который наследовал поля и горы Албании от реки Ерасха до крепости Хнаракерта…» .
Факт присоединения к Албании истинных ее областей армянские историками воспринимается как досадная несправедливость. В науке бытует мнение, якобы в 387 г., после векового соперничества, Рим и Персия пришли к соглашению о разделе Армении. Согласно А. Ширакаци, по новому административному делению сасанидских властей «армянские области Арцах, Пайтакаран и Ути были присоединены к Албании, а армянская область Гугарк – к Грузии». . Гугарк до ХI в. являлся западной областью Албании. Если области Арцах, Пайтакаран и Ути были армянскими, то какая же была необходимость у двух великих держав – Рима и Персии – «заботиться об Албании и Иберии?» – резонно ставит вопрос Фарида Мамедова и продолжает: «Это могло быть только при одном условии, если эти области были не армянскими, а албанскими и иберийскими» . Правда, тут Ф. Мамедова упускает, что область Гугарк (Гогарена), за которую происходили постоянные конфликты между Албанией, Арменией и Иверией, также была исконной территорией Албании.
В армянской исторической традиции сложилось двоякое понимание страны «Албания – Алуанк»: 1) Алуанк – вся территория Албании (а позднее и Албанского марзпанства), право- и левобережье реки Кур от нижнего течения реки Арас до прохода Чула. 2) Алуанк – лишь правобережье реки Кур.
Исходя из двойственного толкования территории Албании, ряд армянских ученых (Б. Улубабян, Н. Акинян) искусственно вносит в историю мысль о наличии двух Албаний: «собственно Албании» (закуринской левобережной) и Албании, «вступившей в состав Великой Армении» (правобережной).
Причиной, породившей такое понимание Албании выступает тот факт, что в III в. в Албанию через проход Чула хлынули племена массагетов, занявшие восточную часть Алпана – узкую приморскую полосу от Чула (Дербента) до рек Ахсу и Кур. После этого население отмеченной области в источниках, во всяком случае, армянских, не называется албанами, а именуются своими этническими названиями . С этого времени под термином «Алуанк» (Албания, албаны) в армянских источниках выступает только территория и население области между реками Кур и Арас (Малая или Южная Албания), в отторжении которой армяне всегда были кровно заинтересованы.
К IV в. (320 г.) после разгрома маскутов и оттеснения их от реки Самур до Апшеронского полуострова, массагеты на этой территории постепенно были ассимилированы в местной лезгинской среде. Пребывание здесь маскутов (лезг. мушков) напоминает лишь название Мушкур, которым лезгины именуют приморскую полосу от Самура до реки Кур.
Фавстос Бузанд, рассказывая о вторжении маскутов в Армению, сообщает, что орды перешли «великую реку Кур» и заполнили половину Армении. В другом разделе, в рассказе о подавлении восстания пограничных армянских князей, он говорит, что спарапет Мушэл Мамиконян отвоевал восставшие против власти армянского царя и перешедшие к Албании северо-восточные районы страны и сделал границу с Албанским царством «реку Кур, как было раньше» . Хотя в «Истории…» Фавстоса не говорится о реке Кур, как о границе между Арменией и Албанией, А. Акопян полагает, что «соответствующая фраза в дошедших до нас списках с полным текстом «Истории Армении» пропущена и не фигурирует в изданиях сочинения». И тут же добавляет: «Эта фраза сохранилась в одном из отрывков труда Фавстоса, содержащемся в двух древнейших армянских сборниках и частично изданном Г. Тер-Мкртчяном» . Вот эта фраза: «Когда привел в порядок и восстановил все церкви той стороны (имеется в виду Восточной стороны, т.е. Албании, но Акопян поясняет: северо-восточных областей Армении. – Ф.Н.), перешел он /Григорис/ через реку Кур во владения варварской страны великого царя мазкутов, чье имя был Санесан» . И в этой фразе, на которую ссылается Акопян, не говорится о реке Кур как о границе между Арменией и Албанией. Здесь сообщается лишь о том, что святой Григорис из правобережной части Албании перешел в «варварскую страну мазкутов» – Маскут, то есть на левобережную часть Албании, морская полоса которой к тому времени была занята маскутами. На правобережье реки Кур находились албанские княжества Кардман, Утик, Цавдей, Арцах, Сисак (Циц1ек), Гаргар и др.
Но случаи кратковременных завоеваний Арменией албанских областей и княжеств правобережья реки Кур никак не могут служить доказательством принадлежности албанского правобережья реки Кур Армении. Это лишь свидетельствует о том, что из-за правобережной части исторической Албании всегда вспыхивали территориальные войны, ибо Армения во все эпохи претендовала на эту стратегически важную для нее область, которая служила ей путем, связывающим Армению с Востоком. Лезгиноязычное албанское население по обоим берегам реки Кур, живущее на своей исконной территории от реки Арас до Великой стены Чула (Дербента), было связано единой этнической историей и культурой, а также принятой на 272 года раньше Армении христианской религией в пределах единого албанского государства.
Союз племен (Парт1, Парт1ав) и многочисленных конфедеративных царств и княжеств Албания была страной с централизованным управлением. В разные периоды, в зависимости от ситуации, страна попадала в политическую зависимость от других государств (Мидии, Парфии, Ирана…), которые, в целях ослабления албанского царства, разделяла единую страну на части и раздавала некоторые приграничные области соседним государствам. Но факт временного вхождения какой-либо части или территории Албании в состав тех или иных государств не дает никакого права распространять свои претензии не только на эти земли, не только на проживающие там народы, но и на историческое и культурное наследие этих народов. Представьте себе ситуацию, если бы римляне, греки, арабы, монголы и прочие народы сегодня претендовали на те государства и территории, которые они когда-то покоряли, заселяли и включали в состав своих «вечных» владений!
Если ориентиром для определения северной границы Албании служат Керавнские горы, называемые лезгинами Къирав / Цирав то для определения южной границы подобным ориентиром выступает река Арас (по-армянски Аракс, по-тюркски Араз). Вернее, то, что Албания с юга граничила с Мидией по реке Арас, выявляется также из лексического и ономастического материала. Река Арас получила свое название от того, что служила военной границей между албанами и мидянами с юга (ср.: мидяй по лезгински «враг», а арас «война», «военная»). Название области Арцах также содержит в своем составе слово арас (арс/арц «воин», «орел»). Арц+ах буквально, «земля воинов», «земля орлов». Слово арс /арас, помимо значения «воин», служило также и термином для обозначения воинского чина вроде «полководец», «главнокомандующий». Этот термин мы встречаем в именах албанских князей Арс-Вагана и Арс-Валена.
Большая часть албанских топонимов и гидронимов от реки Арас до Дербента сохранилась и по сей день. Ни армянским, ни грузинским, ни тюркским языком албанская ономастика не расшифровывается, кроме как посредством языка лезгинской языковой семьи. Многие названия крупных племен сохранились в названиях поселений и родов.
Ф. Крузе, сообщая о хозяйстве Албании, торговых путях, проходивших через территорию страны, устанавливает размеры государства в пределах Восточного Кавказа – от Дербента до реки Арас. Он верно отождествляет город Кабалак (Квепелек) с одноименным городом, реку Албану – с Самуром, а главный город огнепоклонников Албану-Алпан локализует вблизи от современного Баку . В советской историографии вопрос о юго-западной и южной границе Кавказской Албании периода VII – IX вв. впервые был правильно поставлен и решен академиком З.М. Буниятовым. Выявление им наличия в истории Албании двух Шаки (южнее Нахичевани и современное Шаки) позволило исследователю точно определить южные границы Албании (хотя автор называет эту территорию Азербайджаном VII – IX вв.) .
Моисей Дасхуранви о правлении албанского царя Жуван-шарра – царя Иоанна – (642-681) говорит: «… он самодержавно и с великолепием господствовал от пределов Иберии до ворот гуннских и до реки Арас» .

Исследование источников греческих, армянских и алпанских авторов показывает, что южная граница Албании-Алпана в I - VII вв. проходила по реке Арас, а на юго-востоке включала Каспиану .
Таким образом, территория и политические границы Албании как в античный период (III в.до н.э. – VIII в.н.э.), так и в раннее средневековье остаются в одних и тех же пределах: с левого берега реки Арас на юге до (Чула) Дербента на севере, от Иберии на западе до Каспийского моря на востоке .

Государства Кавказа в геополитике Рима и Ирана

Албания, как и другие кавказские государства (Армения, Иверия) постоянно находилась в сфере геополитических интересов южных империй (Рима, Византии, Ирана) и северного кочевого мира (Сарматии, Гуннии, Хазарии).
Римские (византийские) войска не раз нападали на Албанию. В 66-64 гг. до н.э. на Албанию пошел походом Гней Помпей. По сведениям авторов, описавших поход Помпея, во время стоянки римлян на зимовке южнее Куры, албанцы, внезапно напали на них. (При этом античные авторы искажают имя царя албан Араса на Оройз) . А о походе Помпея в Албанию осталась народная поговорка: Пемпе хьиз кук1варна (разгромили как Помпея).
В 34 г.до н.э. в Албанию ворвались легионы Канидия, полководца Марка Антония. Во время правления Домициана (конец I в.н.э.) 12-й легион фульмината достиг, по крайней мере, района Кобустана, где оставил наскальную надпись на латинском языке. Дипломатические миссии бывали в Албании еще чаще. Восхищенные храбростью албанских воинов – лекьер – римляне стали называть свои мобильные отряды в 5 – 10 тысяч человек легионами, т.е. «стаями орлов» (лезг.: лекь «орел»).
Анкирская надпись императора Октавиана Августа (63-14 гг.до н.э.) свидетельствует об установлении дипломатических отношений между Римской империей и Албанским царством: «Нашу дружбу просили через послов бастарны, скифы, цари сарматов, живущих по эту сторону реки Танаис и за нею, а также цари албанцев «/Alba/ morumque rex», иверов, мидян» . О связях между Албанией и античным миром в 80-20-х гг. II-го в.до н.э. говорят обнаруженные в Южном Дагестане в местечке Шарракун нумизматические материалы экспедиций 1964 и 1985 гг. Это селевкидские монеты, в составе коих и три медные монеты Антиоха IV Эпифана (175-163 гг. до н.э.), а также двух десятков крупных медных монет Птолемея III Эвергета (246-222 гг. до н.э.) . Клад монет в местечке Шарракун и выявление здесь синхронных могильников и поселений албано-сарматского времени свидетельствуют, что на этом месте находился крупный и важный населенный пункт. В пользу такого предположения говорит и само название местности – Шарракун, которое с лезгинского языка переводится как «царя становище». Гипотезу о существовании на этом месте «значительного ... городского центра Кавказской Албании» выдвигает и археолог М. Гаджиев .
В I – II вв. Рим вел на Кавказе свою политическую игру, направленную на ослабление кавказских государств, на отрыв их зависимости от Ирана и подчинения себе. Для этого он стравливал эти государства друг на друга. Так, в I в. Рим, с целью ослабления Армении и усиления на нее своего влияния, натравил Иверию на Армению. В войну были вовлечены и союзные войска албан и сарматов. Благодаря политической поддержке Рима и помощи союзников, война завершилась победой иверийского царя Фарасмана над Арменией. В результате победы было завоевано управление Арменией иберийскими царевичами в 35 – 50-е гг. Конечно же, все это не было свидетельством могущества Иверии, которая была лишь «орудием в борьбе Рима с Парфией и римским плацдармом для ударов, наносимых Армении с севера» . С 52 г. по 185 гг. в Армении находились римские оккупационные войска. В 63 г. в Армении установилась двойная зависимость от Парфии и Рима. В 114-116 гг. император Траян упразднил царскую власть в Армении, и Армения стала римской провинцией. В 117 г. Рим восстановил в Армении династию Аршакидов, но Армения продолжала находиться в зависимости от Рима и выплачивала дань.
Если Арменией правили атропатенские, алпанские и иберийские царевичи, то самостоятельность свою Албания никогда не теряла, даже если ей приходилось придерживаться римской или парфянской ориентации . В таких условиях границы Албании (южные с Арменией и западные с Иверией) были стабильными и неизменными. При такой политической ситуации маловероятно, чтобы Армения и Иверия могли расширить свои территории за счет албанских земель. Северную границу Албании охраняла Великая Стена Чула. Границы Албании не менялись и в последующие III – IV вв., ибо в этот период крупных завоеваний и нашествий, способных изменить установившиеся границы, не происходило. Молчат об этом и источники (если не принимать во внимание возвеличенное сообщение Бузанда о завоевании Мушегом ряда албанских областей и всей Иберии). IV в. нашел освещение в трудах Моисея Каланкатуйского, Фавстоса Бузанда, в «Армянской географии VII в.» («Ашхарацуйц») Анания Ширакаци.
После поражения в 66 г. до н.э. при преемнике Тиграна II Артавазде II Армения вынуждена была объявить себя «другом и союзником римского народа», что в реальности означало полную зависимость от Рима . В то же самое время Албания от Рима могла зависеть лишь номинально, «принимая во внимание и территориальную отдаленность Албании и свободолюбивый нрав ее населения, и весь ход последующих событий», занимаемое ею стратегическое положение и владение албанскими воротами . О реальном положении Албании в I в. до н.э. (66-65 гг. до н.э.), после походов Помпея на Албанию, интересные данные сообщают античные авторы . Среди участников триумфального шествия, устроенного в честь Помпея, в числе царственных пленников Плутарх перечисляет: сына армянского царя Тиграна II с женой и дочерью, жену Тиграна II Зосиму, царя иудеев Аристобула, сестру царя Митридата, его пятеро детей и скифских жен, заложников албанов и иберов . Но Аппиан, описывая триумф Помпея, называет заложников албанов и иберов «гегемоны», что означает предводители, вожди, повелители: «…гегемонов от иберов – троих и от албан – двух… Несли также доску с надписью… побеждены цари Тигран армянский, Арток иберский, Оройс (Арас) албанский, Дарий мидийский…» . Из сообщений Плутарха и Аппиана явствует, что в отличие от царя Тиграна II, участвовавшего в триумфе Помпея с женой, сыном с его семьей, ни албанский царь Оройс (Арас), ни иберийский царь Арток в победных торжествах Помпея не участвовали. Они могли себе позволить такое по той причине, что Помпею не удалось включить Албанию и Иберию в состав Римской империи.
В начале I в. Армения была отдана римским императором Октавианом Августом правителям Атропатены. В «Деяниях» Августа сказано: «Армению Великую после убийства ее царя Артакса (20 г.до н.э. – Ф.Н.), хотя я мог сделать ее провинцией, я предпочел. по примеру предков наших, передать это царство Тиграну (Тигран III: 20 – 6 гг. до н.э. – Ф.Н.)… И этот же народ, после того отпавший и возмутившийся, усмиренный моим сыном Гаем, я передал под управление царю Ариобарзану, царя медов Артабаза сыну, а после его смерти, сыну его Артавасду» . Согласно данным Диона Кассия и Тацита, в 35-50-х гг. Арменией управляют иберийские царевичи . С I в. до н.э. – II в. в Армении постоянно находились римские оккупационные войска. С их помощью с 59 г. царями Армении становились то римские, то парфянские ставленники.
Соглашением от 63 г. между Римом и Парфией была установлена двойная зависимость Армении: она становилась уделом младшей линии парфянского царского дома и фактически зависимым от Парфии государством. Формально царь Армении считался вассалом римлян и от них должен был получить царскую корону . Так, в 65 г. Трдат I, несмотря на свое происхождение из парфянского дома, стал царем Армении, получив власть из рук римского императора . В Албании, также в Иберии и Атропатене в период с I в. до н.э. по 63-64 гг. продолжали царствовать местные цари. А после 63 г. в Албании и Иберии утвердились младшие ветви династии Аршакидов.
Армения, до 114 г. находившаяся под верховенством Парфии, была от нее отторгнута и в 115 г. объявлена римской провинцией . Автор IV в. Фест сообщает, что римский император Траян «отнял обратно от парфян Армению, уничтожил венец, лишил царя великой Армении власти. Дал албанам царя: принял в римское подданство иберов, боспорцев и колхов» . В 115-117 гг. были выпушены монеты, относящиеся ко времени походов Траяна и оккупации Армении. На них Армянское государство изображено аллегорически в образе женщины, сидящей под ногами римского императора. На монетах Марка Аврелия и Люция Вера 60-х гг. II в. Армения также изображена либо в образе сидящей женщины, либо плененного воина . Преемник Траяна Адриан восстановил на армянском престоле династию Аршакидов . Все же вплоть до 185 г. римские войска стояли в Армении, военный магистр Траян и другие имперские офицеры находились при дворе армянских царей даже во времена правления царя Папа (369-374). Армения продолжала платить подати Римской империи до 358 г. До III в. аршакидские цари в Армении не имели наследственного права на престол, что являлось одним из основных атрибутов государственности. Армянские цари являлись представителями Парфянского царства, занимавшими армянский престол с согласия Рима. Не обладая политической независимостью, армянское царство Аршакидов не имело собственной монеты .
Хотя Албании временами и «приходилось придерживаться римской или парфянской ориентации, то самостоятельность свою она никогда не теряла. Албания как суверенное государство еще в III-I вв. до н.э. чеканила свои серебряные монеты, подражающие тетрадрахмам и драхмам Александра Македонского. Денежное обращение страны в античное время достигло высокого уровня . Как видим, за исключением Албании, весь Кавказ был в подчинении Рима. «Из числа закавказских народов албаны более других сохранили свою независимость и не примкнули окончательно к числу римских союзников» . При таком положении дел маловероятно, что Армения, могла завоевать и удержать албанские области Арцах, Ути, Пайтакаран и др.

Политика Рима и Ирана в судьбе Албании
К концу IV в. Закавказье стало зоной притязаний Сасанидского Ирана (шахиншах Шапур III) и Римской империи. Они начали дипломатическую борьбу за сферу влияния на Закавказье и разделили между собой Армению, Албанию, Иберию.
В 385 г. Армения была разделена: западной (римской) Арменией стал править Аршак III, бывший до этого царем всей Армении, восточной Арменией – Хосров IV из рода Аршакуни. В западной части царская власть вскоре была упразднена (на юге правили удельные князья, «сатрапы», на севере – византийские гражданские чиновники – «комиты»).
В 385 (387) г. правобережье реки Кур – Гугарк, Алдзаник, Корчайк, Нор-Ширакан, Ути и Арцах, ранее захваченные Арменией, были вновь присоединены к Албании; и они попали в Албанское марзбанство . Фавстос Византийский (I половина V в.) завершает свой труд рассказом о разделе 385 г.: «И у обоих (царей армянских, Аршака III и Хосрова. – Ф.Н.) много гаваров было отторгнуто; и тогда, и после того армянское царство разделилось, распалось, уменьшилось и потеряло прежнее величие» . Это подтверждает и «Ашхарацуйц».
На востоке царство Аршакидов просуществовало до 428 г., когда шахиншах Бехрам Гур (420-439) низложил армянского царя Арташэса (422-428). Армянское царство было упразднено, а на этой территории создано марзбанство. В 450-451 гг. армянский царь потерпел поражение в антииранском выступлении .
По Б.А. Арутуняну, «в 428 г. из составе Армении был отторгнут только Утик, а Арцах и ряд других областей оставались в составе Армянского марзбанства… до поражения антииранского освободительного восстания армянского народа в 450-451гг.». С ним солидарен и А.А. Акопян, который кроме того, основывается на «Гаhнамак» – «Разрядную грамоту» (ок. 432 г.), «Список армянских епископств» Григория Просветителя, сохранившийся в составе «Истории Армении» Ухтанэса (385-428 гг.) .
Таким образом, за время почти в 1000 лет, с III в. до н.э. до конца VIII в., границы Алпанского государства оставались почти стабильными. Этому способствовало мирная, немилитаристская, незахватническая политика албанских царей. Из истории не известно ни одного случая нападения Албании и экспансии ею земель какого-либо государства. Она лишь возвращала свои земли, захваченные другими странами. Повышенное чувство справедливости и свободолюбие, воинственность и верность слову, возвышенные критерии оценки чести и достоинства, готовность пожертвовать собой для защиты своей земли и отчизны – врожденные черты характера албан – лезгинских народов.
Важную стабилизирующую роль сыграла и географическая отдаленность Албании от Восточного Рима (Византии) и Ирана (парфянского и сасанидского). Длительное противостояние двух империй – Рима и Ирана и изнуряющие войны между ними ослабляли их влияние на далекую от них страну Албанию. Кроме того, важное геостратегическое положение, владение кавказским проходом Чула и важной торговой и военной магистралью, придавали Албании особый политический статус, и это позволяло стране сохранить государственный суверенитет и политическую независимость. Через алпанские ворота с севера вторгались северные кочевые племена, представляющие угрозу не только для Албании, но и для Ирана и Рима-Византии. Поэтому в охране прохода были заинтересованы не только албаны, не только армяне и грузины, но и крупные державы того времени – Персия и Рим-Византия. Владея основным форпостом в северной защитной системе – крепостью Чула, Албания становится влиятельной политической силой на Кавказе.
Северная Албания или Союз царств Лпиния

В исторической литературе встречается несколько форм названия Лпин: Лпиния, Лпинк, Лупения, Лепон, Лупан, Лапан, Лабан, Лбин, Либан… Эта область известна из греческих (Λιφεννιοι), латинских (Lupenii, patria Lepon), армянских (Лпинк, ашхарх Лпинк), арабских источников (ڵڍڊٲن Либан, ڵڍفڍنڍون Лифинийун).
Исходя из анализа сообщений источников о лпинах и их локализации, можно сказать, что отдельного народа лпин (как и отдельного народа албан) не существовало, что «лпин» (как и «албан») является собирательным термином, а не этнонимом. Из-за разного географического положения, стратегического значения, а также разноудаленности от Рима и Ирана, две части Албании по обе стороны реки Кур имели разную степень зависимости от централизованной албанской государственной власти. Возможно, этим объясняется бытование разных названий двух частей Албании: южной – Алуанк (Агванк, Албания) и северной – Алпан (Лпин).
В I-II вв. Северный Алпан (Лпин) подвергся нашествию массагетов. В эпоху своего рождения на приморской части Алпана (I /II – III вв.) в Маскутское царство входила и область Чула. Вероятно, после нашествия массагетов Лпином называлось все левобережье реки Кур, за исключением узкой приморской полосы, занятой маскутами.
В Северный Алпан в разные исторические периоды входили царства Чула, Лек, Филан, Эрети, Гугарк, Касп (до I в.), Маскут (с I-II в.н.э. по 1-ю четв. IV в.), Хурсан, Квепелек, Шарван, Шаки, Чилб, Эчер.., а также области (гавары) Цур /Чур, Тапаспаран (со времени переселения Хосровом I Ануширваном VI в.), Гиль, Лег, Микан (Мукан), Вртан (соврем. Варташен), Цах (Цахур), Хон (Хнов), Рут (Рутул), Ярк (Ярк1), Агул (Яргул) и др… В 682 г. «город лпинов» посещало посольство епископа Исраэла, по дороге в город гуннов-балындуров Варачан. В VI-VII вв. в Северный Алпан (Лпин) хлынули тюркоязычные кочевники – гунны. Многочисленное войско гуннов во главе с Алп-Илитвером, напавшее на Албанию, располагалось «на полях Лпинии» .
Очевидно, о Лпине говорили лишь в периоды, когда он становился самостоятельным царством, в периоды своего могущества. В полулегендарном рассказе о войне армянского царя Хосрова с первыми Сасанидскими царями Агатангелос сообщает, что в течение 12 лет на помощь армянскому царю приходили албаны, лпины, чилбы и каспы . Тот факт, что в источниках вкупе с Лпином перечисляются и другие северные области, говорит о политической самостоятельности и мощи этих областей.
Вопрос локализации лпинов, их этнической принадлежности и языка в исторической литературе окончательно не решен. Одни исследователи (В.Г. Котович) локализуют Лпин в верховьях и центральной части р. Самур, другие (С.Т. Еремян, М.С. Гаджиев) – в долине р. Алазань. Третьи допускают, что, лпины были расселены от центральной части реки Самур по долине реки Алазань – с востока на запад. На карте Пентингера лупении указаны на южных склонах Кавказских гор, именно в долине Алазань.
Перечисляя с востока на запад соседние с Арменией народы, Плиний пишет: «С другой стороны, начиная от границ Албании, по всему челу гор живут дикие племена сильвов (Silvi), а ниже – лупении (Lupenii), затем дидуры и соды» . Сведения Елише позволяют считать царство лпинов одним из могущественных христианских государств Закавказья; царь этой страны получает послание Ездигерда II Сасанида так же, как и армянский, иверский и албанский цари. Во время антисасанидского восстания 450-451 гг. войска Лпинии и Баласакана в составе армии марзбана Себухта помогало персам подавлять движение армян и албан (очевидно, закуринских) . При укреплении прохода Чула (Дербент) Сасаниды использовали силы лпинов и чильбов, однако во время восстания алпанского царя Ваче лпины и чилбы примкнули к восставшим.
Так как с Запада Северная Албания – Алпан /Лпин граничила с Иверией, именно в произношении пограничных нрадов название Алпан (Алупан) трансформировалось в Лпин (Лупен). В Восточной грузи по сей день сохранилась алпанская-лпинская топонимика. Дасхуранви размешает лпинов рядом с чилбами в гористых частях Дагестана. Маштоц распространяет христианскую проповедь «из селения Гис в области Утик в Албанию, в Лпинк и в Каспк до ворот Чора» .
Большой ученый и знаток своего края, албанский, а затем и армянский католикос, Макар Бархударян в жителях села Лагич видел потомков лпинов, живших в Сумгаитско-Девичинском междуречье. Джигбов (сильвов) он локализует между рекой Девичи и Кубой, а маскутов располагает между Дербентом, Каспийским морем и Малым Кавказом. Лпинов и чилбов ученый помещает в районе между современными городами Сумгаит и Куба .
Некоторые исследователи полагают, что территория Лпина охватывал бассейн рек Гирдыман и Ахсу, Баласаканское поле и Чилб до Каспийского моря. По Б.А. Улубабяну, в данном перечислении под Лпином понималась территория еще обширнее, с охватом всего левобережья Куры до Главного Кавказа . С.Т. Еремян располагает лпинов в верховьях реки Алазани, а чилбов к северу от них, за Кавказским хребтом в долине реки Тушетская Алазань .
Таким образом, хотя разные исследователи по-разному локализуют Лпин, но все они располагают его на левобережье реки Кур, и в некоторые исторические периоды границы царства Лпин почти полностью совпадают с Северной Албанией.
Считаем, что «лпины /лбины», упоминаемые у разных авторов в различных формах, есть не этнический, а собирательный термин так же, как и «албаны». Отсюда и ложная версия о существовании якобы народов – албан или лпин, которые как отдельные этносы не существовали. Очевидно, названия «Албания /Алуанк» и «Лбин /Лупения» являются разными формами одного хоронима «Алпан /Алупан», связанного с именем лезгинского бога огня Алпана. Источником появления разных фонетических вариантов, скорее всего, явились разноязычие контактировавших с Алпаном народов. От южных контактов, сложились названия – Албания, Алуанк, Агуэн, Алуэн, Алван, Агванк и т.д., а от северных (северодагестанских племен и кочевого мира) название Алупана трансформировалось в Лупан – Лупен – Лпин – Лбин – Лпинк и т.п. Существование этнического сходства между хоронимами Албания и Лбиния пред¬полагал и С.Т. Еремян. Вероятно, вначале Лпиния имела и свое исконное название, которое со временем могло быть утеряно под воздействием общего термина Лпиния .
В подтверждение версии, что Лпин есть искажение от названия Алупан / Алпан и означал территорию и население левобережья реки Кур, можно привести достаточное число албанских ономастических терминов, встречающихся в восточной Грузии – бывшей территории Албании. Из их числа этнотопоним Каспи (деревня недалеко от Тбилиси) напоминает каспов. Ойконим Лубион – название деревни в Иберии на границе с Албанией сопоставимо с этнонимом лупении /лупоны /лпины. Встречается еще ряд топонимов, в которых исследователи видят отложение этнонима лупении /лпины, это: Лабанкури, Лапанеби, Лапаниаткари, Лапниани, Лопота, Лопотис-хеви, Лопотис-цкали и др. На среднем течении реки Алазань зафиксированы топонимы Алвани, Аранта, Шилда, Челта, Ц1илбан, Ц1олбан, Кахи, Кахтубани /Кахисубани, соответственно сопоставляемые исследователями с албанами-ранами, сильвами-чильбами, кахами . Об этом говорит и академик И.А. Джавахишвили, который, основываясь на топонимические данные, полагает, что восточные провинции восточной Грузии некогда были заселены чеченскими и дагестанскими племенами .
Дагестанский археолог М. Гаджиев локализует Лпинию в Алазанской долине и идентифицирует ее с Эрети грузинских и Шакки арабских источников. Кажущееся «умалчивание» источниками названных групп исследователь объясняет тождественностью этнотопонимов Лпиния, Эрети, Кахети, Шаки .
По всей вероятности, этноним эрети /эрет1 «малые эры» и собирательное название лупении (албаны) не могут быть тождественными названиями. Более того, Эрети, Кахети, Камбечан, Шаки, вместе с другими северными областями, сами входили в состав Лпинии. Согласно источникам, в Лпинии обитали «албаны, лпины, леги» (леки) и другие этнические группы. В перечислении народов древним историкам вряд ли можно полностью доверять, ибо зачастую этническое название необоснованно связывается с названием области, страны и повторяются их разные варианты. Собирательные названия «албаны» и «лпины», будучи тождественными терминами, у разных народов могли иметь и некоторые региональные отличия: албаны (все население Албании или же, по армянской традиции, население правобережья реки Кур), лпины (по сути то же самое; в отдельных случаях – население северной части Албании /Алупана). Бытованию двух форм – «Албания /Алуанк» и «Лпин /Лупан» одного хоронима Албания (Алпан) могло способствовать и то обстоятельство, что в разные периоды времени, в зависимости от политики Рима и Ирана, правобережная Албания оказывалась включенной в состав Армении.
В результате арабской экспансии произошло политическое, экономическое, культурное и религиозное разделения Албании. Исламизированный Северный Алпан распался на мелкие самостоятельные княжества. Албанией в грузинской и армянской исторических традициях называлась уже христианская правобережная часть реки Кур, ибо левобережная исламская часть называлась своими этническими названиями (Лек /Лакз, Баб-ал-абваб /Чула, Табасаран, Шаки…). Все источники того периода отмечают пределы Албании от реки Арас до Чула (Дербент), от Иверии до Каспия.
Со времени упразднения царства и превращения ее в марзпанство в персидских документах Албания именуется Араном. Из этих же источников этот термин подхватывают грузинская (Рани) и арабская (Арран) исторические традиции, и под этим термином иногда подразумевается только нижнее течение Куры и Аракса . На территории разрушенного албанского государства, в том числе ее северной части – Лпина, в арабское время, наряду с имеющимися, возникали и новые государственные образования. Эти политические образования назывались своими названиями, и название Лпин стало выходить из употребления. Но не из-за тождественности областей Лпин, Эретия, Кахетии, Шаки, как утверждает М.С. Гаджиев, а из-за распада государства Албания, в т.ч. и ее северной части Лпин как единой политической силы. Поэтому в грузинских и арабских источниках этого периода названия «Лпиния» мы не находим.
Арабо-персидские источники помещают на месте Лпинка маленькую страну и царство Лайзан, а на место Чилбка – Шарван. Балазури упоминает оборонительную линия «садд ал-лбн» – «стену лбинов» для защиты от вторжения кочевников и локализует ее «между областью Ширван и воротами Алан» . Очевидно, «стену лбинов» правильнее отождествлять со стеной Чула.
Вместе с тем в источниках VII в. встречается употребление термина «Албания» в более узком смысле. Здесь важно вспомнить двоякое понимание страны Алпан (Албания) в армянских источниках: 1) как вся территория Албании (а позднее и Албанского марзпанства), право- и левобережье Куры от нижнего течения реки Арас до прохода Чола /Чула (Моисей Дасхуранви. ИА, «Повесть о Вачагане»; Армянская литература с конца V в.); 2) и как лишь правобережье Куры (в некоторых армянских источниках).
Возможно, время ее упоминания М. Дасхуранви в триаде «Албания – Чула – Лпиния» соответствует времени, когда область Чула с приморской полосой до реки Кур была захвачена массагетами. Албанией в армянских и других источниках называлась правобережная часть реки Кур, а Лпинией – Северную Албанию (за исключением захваченной массагетами приморской полосы до реки кур), т.е. горная и предгорная часть. Видимо, Чула и Маскут в составе Лпинии не упоминаются потому, что до разгрома маскутов (IV в.) область Чула входила в состав маскутского царства, и ее границы совпадают с границами Маскута. После разгрома маскутов, Чула восстанавливает свою самостоятельность и прежние границы. Чула упоминается как сильное царство, контролирующее северный проход и всю торговую магистраль, по которой проходит «Великий шелковый путь». Приблизительно в сер. IV – нач. V в. маскуты уже ассимилировались среди лезгин, и от них осталось название Мушкур – приморская полоса от Самура до реки Кур.
Если Лпинк – восточная часть левобережья или все левобережье, Каспк – приморский треугольник до ворот Чора, то Южная Албания (Алуанк) в данном контексте охватывает правобережье реки Кур. Очевидно, во II-III вв. вследствие вторжения маскутов в Алпан, приморская полоса Каспия, занятая маскутами, отторгается не только из состава Лпина, но всего Алпанского государства (в начале IV в., после разгрома маскутов, эта часть вновь возвращается в состав Албании). Тогда в Лпинию могла входить территория, ограниченная с юга Баласаканом, юго-востока – Каспком, с севера Алахундагом и хребтом Кокма, с востока и северо-востока Каспийским морем и областью Чула, с запада Чилбом (Шаки) до границ Иверии, на северо-западе включая долину Алазани и Иори до реки Кур вместе с Эрети, Кахети и Камбисеной – т.е. вся территория Северного Алпана. Поэтому об областях, входивших в состав Лпинии, в исторической литературе мало известий, так как вся история подается под одним названием – царство Лпинк.
С принятием ислама северной частью Албании, когда южные албаны оставались христианами, произошло духовное разделение албан. Антропонимические исследования на территории Азербайджана показывают, что более половины населения современного Азербайджана имеют албанские этнические корни, т.е. это албаны принявшие религию ислама и язык тюркский. Население же Арцаха – Нагорного Карабаха – те же албаны, которым в VII веке, по наущению армянского католикоса Елии, арабы навязали армяно-григорианское монофизитство вместо византийского православия дифизитства. Особенно после упразднения Албанской Церкви в Гандзасаре в 1836 году деэтнизация албан усилилась; они постепенно ассимилировались в армянской культурной и языковой среде.
Категория: Мои статьи | Добавил: faiz (31.07.2011) | Автор: Фейзудин Нагиев E
Просмотров: 10530 | Теги: лезгины, народы Албании, гранцы Албании, области и города Албании, албаны, Албания, кавказ